16+
Б-Болдино: ночью
USD 17/05 74 -0.3598
EUR 17/05 89.62 -0.3094

Архив номеров

  • Проживала судьбу каждой женщины

    наше интервью13.03.20200344Тамару Николаевну ЖУЛИНУ знает почти всё женское население Большеболдинского района. Она гинеколог почти с 43-летним стажем, и через её руки прошли три поколения женщин, кому посчастливилось стать мамой. О том, сложно ли быть женским доктором, мы попросили её рассказать.

    − Тамара Николаевна, расскажите, как Вы решили поступить в медицинский институт ?
    – Мама в военные годы окончила школу с отличием, мечтала стать врачом, а поскольку общежитие предоставляли лишь тем, кто учился в пединституте, она поступила в педагогический (они с отцом всю жизнь проработали в с.Новой Слободе). А нам, детям, внушала, что нужно идти учиться в медицинский. Получается, что мы воплотили мечту мамы. У меня и старший брат врач. И я с детства была убеждена, что стану врачом, я даже сочинения писала об этом. В другой профессии просто себя не представляла. После 10 класса я успешно сдала вступительные экзамены в Горьковский медицинский институт, прошла по конкурсу на лечебный факультет, где был самый большой отбор.
    Когда к нам на кафедру акушерства и гинекологии пришла профессор и начала рассказывать об условиях получения данной специализации, я поняла, что хочу освоить именно эту сложную специальность.
    Просто так набор туда не делался. Курс был 210 человек, а на гинекологов принимали лишь 40 человек. Отбор был жёсткий, одним из условий было посещение кружка акушерства и гинекологии и выполнение определённых работ.
    − А в Болдино попали по распределению?
    − Меня распределили в Чебоксары для прохождения интернатуры. В Болдине не было гинеколога. Заслуженный врач Сергей Дмитриевич Чеснов похлопотал, и меня перераспределили в Болдино.
    − Что считаете самым главным в работе гинеколога?
    − Любить профессию и отдаваться ей полностью, жертвовать собой и знать, что в любой момент в ущерб семье и себе по первому зову, как солдат, необходимо явиться на службу.
    − Сколько родов приходилось принимать?
    − С декабря 1977 года я начала работать в Болдине. Тогда родов было много. Не было межрайонных перинатальных центров, и поэтому все пациентки с патологией наблюдались и рожали здесь. Самое большое количество родов пришлось на 1985 год – 240 родов. Тогда удлинили декретный отпуск, добавили отпуск по уходу за ребёнком.
    А так в среднем в течение года на свет появлялось 150-170 малышей. Присутствовать приходилось не на всех родах, но беременных приходилось вести всех. С 2012 года роддом в Болдине закрыли.
    − Беременные женщины такие разные, у каждой свой характер, как Вы к ним находили подход?
    − Да, женщины в этот период становятся своеоб-
    разными, порой путаются в датах. Приходилось к ним искать определённый подход, действовать как психолог, иногда втолковывать – что и зачем нужно делать, чтобы сохранить женское здоровье. Иногда даже заставляла записывать последовательность действий, потому что когда женщина встаёт на учёт, многое нужно принимать во внимание и нужно сдать множество анализов. А мы это контролируем.
    − А знакомят ли Вас мамы со своими детьми?
    − Да, бывает такое, мамы, которых я вела, знакомят с детьми. Когда ребёнок родился и уже мама поставила его на учёт к педиатру, приходят показать его мне. Начинаешь с этим ребёнком говорить, он улыбается тебе, тянет ручки, и такое складывается ощущение, что он тебя знает. Видимо, во время беременности, когда разговариваешь с мамой, трогаешь её живот, а потом первой берёшь в руки ребёнка, устанавливается этот контакт.
    − Гинеколог должен быть строгим или добрым врачом?
    − Скорее всего, человечным, способным войти в ситуацию женщины. Иногда нужно быть строгим, настойчивым. Бывало в практике, что вызывали и отцов, проводили с ними беседу. Если женщина недопонимает своего состояния или угрозы здоровью, то приходилось вести беседу и с мужем. Бывало, женщина не хочет рожать, а муж против аборта. Тогда папы высказывали претензии мне. Потом мы уже просили женщин, чтобы и муж давал согласие на эту операцию.
    − Вы не жалеете о выбранной профессии? И бывали ли такие моменты, когда хотелось всё бросить.
    − Моя дочь совсем недавно мне сказала, что у меня на первом месте всегда была работа. На что ответила: «Вы были сыты, накормлены, проблем с вами не было. Поэтому я отдавалась работе полностью». Были, конечно, моменты и трудные, и сложные, даже хотелось однажды переквалифицироваться. Но как подумаю, что придётся оставить любимое дело… Нет, своей профессии не изменю.
    Раньше было сложно работать потому, что у меня не было отпусков, некому было меня подменить. Из всех мной проработанных лет 25-26 я трудилась одна. Тяжело было из-за того, что, возможно, что-то упустила в жизни, себе недодала, семье. А с другой стороны, это был мой выбор.
    Когда накатывала усталость, мне хотелось куда-то спрятаться и не видеть и не слышать никого, отоспаться. Восстанавливалась тем, что уезжала в отпуск в Крым, на Кавказ, на море. А в трудные 90-е годы, когда задерживали зарплату, ходила в лес. Из таких состояний выводила кропотливая работа над собой, позитивный настрой и убеждение себя в своей нужности.
    − Сложно ли быть гинекологом?
    − Да. Это постоянный каждодневный труд. Сложно, когда нет замены, когда нельзя никуда уехать, нельзя даже болеть. Но если бы мне не нравилась эта работа, я давно бы всё бросила.
    − Мечтали ли Вы о том, чтобы дети по-шли по Вашим стопам?
    − Дочка стала докто-ром. Она окулист, уже 20 лет работает по выбранной специальности.
    Я лишь дала ей совет выбрать ту профессию, где нет смертей, так как это очень тяжело переносить.
    А сын не хотел быть врачом, пошёл по папиным стопам.
    − После выхода на пенсию как поддерживаете себя в форме?
    − Утром делаю зарядку. Летом занимаюсь скандинавской ходьбой. Движения нужны в любом возрасте!
    − Чем Вы себя балуете?
    − В прошлом году на 65 лет я купила путёвку в Чехию.
    Когда ты принадлежишь работе, на себя некогда обращать внимание, а теперь наступило время для этого.
    − А в церковь ходите?
    − Да, хожу, стараюсь бывать, когда в церкви нет народу. Хочется побыть там наедине со своими мыслями. Потому что, бывает, начинают подходить женщины о чём-то со мной советоваться. Но это ведь не то место, где надо разговаривать о постороннем.
    Я даже какое-то время не ходила на рынок, потому что люди и на рынке подходили и обращались со своими проблемами.
    − А как Вы, Тамара Николаевна, относитесь к праздникам?
    − Я со своей работой не могла их планировать, потому что любые планы нарушались неожиданными вызовами. И приучила себя к тому, что всё как сложится, так и сложится. И в редкие праздники, если мы собирались с семьёй за столом, начинал действовать закон подлости – случались неожиданные вызовы. А вызовы всегда связаны с переживаниями. И поэтому праздников не очень, порой, и хотелось.
    Праздник – это когда ты независим, едешь в путешествие и отдыхаешь душой.

    − А что Вас сейчас радует?
    − Внуки меня радуют! Я стараюсь им дать то, что не додала детям. С удовольствием с ними общаюсь. Радует, если у детей всё хорошо.
    − А занимаетесь ли Вы огородом, как все сельские жители?
    − Без фанатизма, делаю лишь только то, что мне по силам. Живя в селе, нельзя не сажать огород.
    − Давно ли Вы за рулём автомобиля? Что Вас сподвигло получить права?
    − Это меня заставила нужда. За рулём я 10 лет. Старенькая мама жила одна в Слободе и часто приходилось к ней ездить. Пока регулярно ходили автобусы, не было необходимости в машине. В 2009 году я два месяца поработала на Курилах. Бывший коллега терапевт Анатолий Сергеевич Цыбушкин просил подменить там гинеколога. Я побывала на острове, где нет общественного транспорта, все ездят на машинах, в том числе и женщины. Меня это вдохновило. Я сама решила сесть за руль. Выучилась и начала ездить к маме. Сейчас машина стала необходимостью.
    − Есть ли ещё какие-то увлечения сейчас, когда Вы вышли на заслуженный отдых?
    − С удовольствием смотрю умные и политические передачи, серьёзные фильмы, те, которые воспитывают самоотдачу, человеколюбие.
    Нравятся научные фильмы, а также фильмы о путешествиях.
    После 50 лет, когда дети выучились, поженились, встали на ноги, я стала путешествовать, ездила за границу. Побывала в Англии, Германии, Чехии, Италии, Испании, Франции, странах Скандинавии, в Финляндии, Норвегии, Швеции, Турции, Израиле, Иордании. Я предпочитаю лучше духовно обогатиться, чем что-то покупать в дом.
    Поездки планирую заранее, изучаю страну, читаю книги, начинаю откладывать деньги. Я путешествую с двумя женщинами-москвичками, с которыми познакомились во время подготовки к поездкам. Когда изучила принципы составления маршрута, то несколько раз ездила одна. Поездки за границу обогащают кругозор. Видишь много нового, привозишь незабываемые впечатления. Это затягивает.
    − Оглядываясь назад, можете сказать: «Я счастливый человек»?
    − Да, я старалась делать всё, что в моих силах. И могу назвать себя счастливым человеком. И нисколько не жалею о выбранной профессии.

    Ирина ЮРЧЕНКОВА

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить