16+
Б-Болдино: ночью
USD 15/11 68 -0.3163
EUR 15/11 76.76 -0.6819

Архив номеров

  • Война на девичьих плечах

    Судьбы людские2018.10.19019Студёнкина Анна Дмитриевна родилась в 1921 году в селе Большое Болдино. В семье было четверо детей. Детство было голодное. Умерли один за одним 3 брата от свирепствующей дифтерии. В 1932 году умер отец Дмитрий Родионович, бывший в селе кузнец. Мать Ефросинья Сергеевна завербовалась на Урал. Она работала в вагонном депо, за счет этого и выжили.

    После 9 класса Анна поступила в медицинское училище. В то время семья жила в городе Троицке Челябинской области.
    Началась Великая Отечественная война. В Троицке сформировался полевой госпиталь, в который попала Анна и её подружки медсестры. Госпиталь располагался в школе, где училась Анна. Стали поступать раненые. Не хватало медикаментов, бинты стирали сами, тяжелораненым сдавали свою кровь.
    На фронт Анна Студёнкина попала в декабре 1941 года. Её, вчерашнюю студентку медучилища, определили в эвакогоспиталь. И на фронт. Совсем девчонкой, хрупкой, маленького роста, с роскошными косами ниже пояса попала Аня в самое пекло.
    Контрнаступление под Москвой началось по всей линии фронта 6 декабря 1941 года.
    Позже Анна Дмитриевна вспоминала: «Под Тулой было очень тяжело, но еще тяжелее под Ржевом. Раненых везли сплошным потоком».
    В результате одного из переформирований Анна Дмитриевна оказалась на Ленинградском фронте под Колпино. Затем 2-й Прибалтийский фронт, освобождение Прибалтики.
    Госпиталь следовал за наступающими, а иногда и отступающими войсками под постоянным обстрелом, оказывая первую помощь раненым. Скольким оказала Анна помощь, не считая дней и ночей, свыкнувшись с запахом пороха и крови, забывая обо всем! Ежедневные смерти видела она. Запомнились Анне бесконечные бомбежки, кровь, смерть солдат.
    В госпитале на фронте Аня встретила свою любовь – Захара Никифоровича Пуховского. После войны поженились и решили поехать к родителям Захара на северобайкальскую землю. Анна работала медсестрой в Нижнеангарской центральной районной больнице.
    В 1961 году они переехали на жительство в Казахстан, п.Боголюбово Северо-Казахстанской области, где жили родственники Анны. Там Анна Дмитриевна работала медсестрой.
    Анна Дмитриевна и Захар Никифорович воспитали троих детей: дочь Галину и сыновей Николая и Владимира. Дети выучились и разъехались по стране. Сейчас они уже пенсионеры, живут в Нижнем Новгороде, Адлере и Красноярске.
    Захар Никифорович умер в 1985 году на 66-м году жизни, а Анна Дмитриевна жила с сыном Владимиром в Северобайкальске и умерла в 2015 году, на 94-м году жизни.

    Из воспоминаний Анны Студёнкиной

    Однажды в госпиталь пробрались переодетые в форму наших солдат немцы и перерезали половину раненых и медперсонала. А что могли сделать беззащитные люди? Вспоминаю, как было трудно на войне, от усталости буквально валились с ног. Мое отношение к войне заключалось в том, что никогда ни одному раненому я не отказывала в просьбе. Жалко мне их было до слез, а чем поможешь? Только терпением и добротой.
    Как-то в Туле мы находились, стояла необыкновенная жара. Под бинтами у раненых появлялись черви. От нестерпимого зуда раненые срывали повязки. Приходилось перевязывать снова и снова. Но самое страшное на войне – это бомбежки. Невыносимо было видеть, как из палаток выползают раненые и просят о помощи. В такие моменты я плакала от бессилия, проклиная войну.
    Под городом Калининым был такой случай. В освобожденной деревне развернули госпиталь. Неподалеку стояла обгоревшая печь. Решили её затопить, чтобы вскипятить воды, и недосмотрели, что в печке находился неразорвавшийся запал гранаты. Санитар наложил дров, поджег и начал раздувать, запал разорвался, отбросив его, страшно изранив, ослепив санитара и тех, кто был рядом. После этого случая, прежде чем расположить госпиталь, осматривали местность, разминировали её, так как мин, неразорвавшихся гранат и снарядов было повсюду много.
    В лесах Калининской области действовали власовцы, переодетые в красноармейскую форму. Они охотились специально за медперсоналом. В одном полевом госпитале истребили половину медперсонала, а также наносили урон нашей живой силе и технике. В этих условиях пришлось однажды провести ночь в палатке с тяжелораненым бойцом. Он попросил написать родным домой письмо. Зажгла коптилку, прислушиваясь к каждому шороху. Вдруг боец замолчал, откинув голову, я поняла, что он умер. Кое-как дождалась рассвета. Письмо родным умершего отправила с печальным известием. В эту ночь власовцы не тревожили, хотя были поблизости.
    На Ленинградском фронте госпиталь часто подвергался бомбежке. Однажды переправлялись по мосту. Немцы, заметив движение, обстреляли. Кто смог, бросились врассыпную, много лежачих больных погибло.
    Под Ригой тоже обстреляли. По команде «ложись» все, кто был на ногах, кинулись на землю и прощались с жизнью. Вот тут-то у меня и появилась первая седина в 19 лет. Потери были очень большие, принялась оказывать первую помощь, пока восстанавливали госпиталь.
    Страшные бои шли за город Оршу, который почти полностью был разрушен. Под Ржевом была настоящая мясорубка, бьют орудия с двух сторон, горят танки, и в них танкисты с высунутыми наружу головами, а помочь никак нельзя, все горело.
    Подползешь к истекающему кровью парню и уже забываешь про свою слабость, хочется его как-то подбодрить, сказать добрые слова надежды.
    На Ленинградском фронте встретили Победу. Сколько было радости и счастья. Мыслями я была дома. Но пришел приказ об отправлении на Восточный фронт. Прибыли к месту назначения в город Харбин. Харбин поразил меня. В городе даже ночью было светло как днем.
    Здесь разворачивали госпиталь вполсилы, так как были уверены, что раненых будет мало. Оживление круглосуточное, всем было ясно, что Япония долго не продержится. И вдруг неожиданно стали поступать наши солдаты с тяжелыми отравлениями. Оказывается, они покупали пирожки, начиненные ядом. Помню, как один молоденький солдат просил меня:
    − Сестренка, вылечи меня, меня дома ждут. Но спасти таких солдат было невозможно. Также поступали солдаты с ножевыми ранениями. Тогда был отдан приказ: «Ходить в город только группами и вооруженными».
    На войне мне пришлось воевать с декабря 1941 г. по декабрь 1945 г. Передо мной прошло столько изувеченных солдат! В минуты душевного напряжения я забывала о себе, но даже в это время старалась выполнять просьбу раненого и сделать все для того, чтобы он выздоровел и снова шел в бой на врага. Ведь в первые месяцы войны мы видели, в какой смертельной опасности находится наша страна.
    Победу встречала два раза – 9 мая 1945 года под Ригой, а второй раз в Харбине 2 сентября в звании старшего сержанта.

    По материалам историко-краеведческого музея Северо-Байкальского
    района, Елены Пуховской и газеты «Байкальский Меридиан», предоставленным
    в Большеболдинский краеведческий музей Ниной Валентиновной Темниковой из Бурятии

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить