16+
Б-Болдино: ночью
USD 26/02 56.76 0
EUR 26/02 69.63 0

Архив номеров

  • Секрет её долголетия

    Ветераны2018.02.09018Мы встретились с долгожительницей вскоре после юбилея. Первое впечатление, которое она произвела на меня, − это действительно педагог, для которого года не властны: ясный взгляд, приветливая улыбка, подтянутая, собранная.

    Родилась Т.А. Лобанова в Починках, которые в то время считались уездным городом. Родители соединили свои судьбы после того, как отец овдовел. Он был старше мамы на 13 лет. Они зарегистрировались и обвенчались, а затем решили уехать с семьёй на родину отца в Кондрыкино.
    − Я осталась со своей бабушкой, − рассказывает Тамара Александровна, − которая занималась моим воспитанием, и до пяти лет называла её мамой. Неграмотная женщина оказалась талантливым воспитателем. Она привила мне скромность, любовь и уважение к людям, старшим. Никогда меня не ругала, а воспитывала любовью. Помню, у нас на столе стояла сахарница с дешёвыми карамельками без обёрток, и однажды она пропала. Бабушка спросила меня, не съела ли я конфеты. Так как я её звала мамой, я ответила: «Нет, мама, я её не брала и конфет не ела». Оказывается, что она её сама убрала в шкаф и забыла. Так потом она просила у меня прощение за то, что подумала обо мне плохо. Вот такие тёплые, доверительные отношения были у нас с ней.
    Т.А. Лобанова рассказывает, что среднюю школу она заканчивала в Починках. Учительница русского языка и литературы говорила, что ей надо пойти учиться на литератора, т.к. сочинения её считались лучшими и их зачитывали в классе. А дядя, художник Е.И. Дозоров, который преподавал рисование и черчение, считал, что нужно пойти в медицинский институт.
    − Послушала дядю и подала документы в Горьковский мединститут, где был конкурс 17 человек на место, − продолжает свой рассказ Тамара Александровна. – Успешно сдала экзамены и была зачислена на факультет педиатрии, но, проучившись полтора месяца, поняла, что это не моё, и я сбежала к бабушке. Потом приняла решение ехать к родителям в Кондрыкино, у которых уже росли двое сыновей. Так я очутилась здесь.
    В то время не хватало учителей, поэтому практиковалось брать на работу в качестве преподавателей выпускников школ. Вот и Тамаре Александровне предложили вести в Кондрыкинской школе-семилетке зоологию, химию и русский язык. Их, таких молодых учителей, набралось восемь человек.
    − Наполняемость была большая – по 20-25 человек, − вспоминает Т.А. Лобанова, − были и параллельные классы. Мне достались ребята из Дубровки, а они хоть и учились в 7 классе, были примерно моего возраста, все высокие, крепкие.
    Первое время я стеснялась. Выйдут к доске, а я меньше их ростом. Директор школы А.В. Блинов был строгим и требовал от нас, чтобы в классах была 100-процентная успеваемость, иначе грозил отдать под суд. Я приходила домой и плакала. Жаловалась папе, который работал секретарём сельсовета, что нас отдадут под суд, если не будет 100-процентной успеваемости. Папа успокаивал: «За что же тебя отдадут, если ты всё делаешь правильно и добросовестно относишься к работе».
    Мне хотелось быть строгой, и я старалась хорошо готовиться к урокам. Читала дополнительную литературу, чтобы ребятам было интересно, и мне это удавалось. Дети слушали меня внимательно, не озоровали, дисциплину не нарушали.
    Только однажды, помню, положили мне в учебник живую бабочку. Я сказала: «Что же вы не даёте бабочке дышать свежим воздухом? Давайте её выпустим в окно».
    Тамара Александровна рассказывает, что в войну школу-семилетку закрыли и оставили только начальную. Учителя были и агитаторами, и пропагандистами, и сборщиками налогов. Летом работали в колхозе. Дети собирали колоски, а педагоги трудились в бригаде со взрослым населением. Пололи просо, озимые, сенокосили, скирдовали снопы.
    − Моя мама Е.И. Каратаева вручную сеяла со стариками и работала ловко и споро, − говорит Т.А. Лобанова. – На жатве я старалась не отставать от неё, только снопы у меня получались маленькими и неуклюжими. Мама смеялась: «Твоими снопами только попки крыть» (попки – это головки снопа (прим. автора).
    По ночам ходили сторожить хлеб в поле. Сидели всю ночь на снопах и, чтобы не заснуть, рассказывали шутки и сказки. Я старалась пересказывать содержимое прочитанных книг.
    Времена были очень тяжёлые. Нас заставляли дежурить в школе, чтобы не воровали стёкла. Ночью лампы не зажигали: экономили керосин, и было страшновато. Дежурили и в сельском Совете у телефона, который был один на всё село.
    А как ходили по селу собирать налоги! Зайдёшь в дом, а там ребятишки сидят за столом и перед ними по две варёные картофелины и щепоть соли. Представительница из Маресьева ругалась, что я молчу и ничего не говорю. А что говорить, если и так всё видно. Чего можно с них взять, какие налоги?
    Вспоминает, как в 43-44 годах открыли в селе избу-читальню. Участник Великой Отечественной войны, инвалид по зрению, Григорий Николаевич Лобанов стал её заведующим. До войны он тоже работал учителем в Балахнинском районе. Познакомились, и Тамара стала заходить в избу-читальню. Читала книги вслух собравшимся, а Григорий рассказывал новости.
    − Сразу начал ухаживать за мной, − продолжает Тамара Александровна, − и мне было интересно с ним общаться, т.к. у нас были одинаковые взгляды на жизнь. Встречались редко, и он добивался меня в течение трёх лет. Мама не хотела отдавать меня за инвалида войны, т.к. в деревне мужики должны были сами и пахать, и сеять. Она готова была отдать меня за конюха, но только не за Григория. Но всё же он добился своего, и мои родители согласились.
    Супруги Лобановы прожили вместе 45 лет, вырастили и воспитали троих детей. За годы работы Т.А. Лобанова сдала экстерном экзамены в Лукояновском педагогическом училище по специальности «Учитель начальных классов». Затем окончила Починковский учительский институт с правом преподавания русского языка, литературы и немецкого языка. После войны в селе вновь открыли школу-семилетку. Она продолжила преподавание в начальных классах. 10 лет была завучем в школе.
    − Дети приходили неподготовленными, − рассказывает Тамара Александровна. – Использовали для счёта палочки от веников и прутиков, не было ни тетрадей, ни цветных карандашей. Считали в уме, у кого сколько человек в семье, прибавляли, отнимали. Сейчас смешно вспоминать.
    Она до сих пор помнит своих учеников Н.Морозова, И.Чекурова, Е.Киселеву, П.Жиркову, Е.Лобанову, Т.Шейкину, В.Сивохина и многих других. Им она отдала свои лучшие молодые годы. Т.А. Лобанова с учениками. 1944 год
    С благодарностью вспоминает мужа, которого нет в живых уже более 20 лет. Он помог воспитать детей и поставить их на ноги. Старшая, Любовь, живёт в Балахне, работает заведующей отделом писем в редакции газеты «Рабочая Балахна». Сын Александр до ухода на пенсию преподавал химию и биологию в Сумароковской школе. Сейчас вместе с женой проживают в одном доме с мамой в Кондрыкине. Пережила она и потерю дочери Веры, которая была медсестрой.
    Тамара Александровна говорит, что ушла на пенсию по возрасту в 55 лет, хотя её не отпускали из школы. Уступила место педагогу, которая пешком ходила на работу в Малиновскую школу. Затем пять раз возвращалась, т.к. предлагали кого-то заменить: то ушедшего в декрет учителя немецкого языка, то в продлёнку, то учительницу русского языка и литературы. Каждый раз трудилась, как и прежде, на совесть, старалась, чтобы ребятам было интересно и познавательно.
    Сейчас, оглядываясь на свои прошлые годы, она ни о чём не жалеет и говорит, что жизнью довольна. Секрет своего долголетия видит не только в том, что мама и бабушка были долгожительницами, но прежде всего в том, что никогда никому не завидовала, не раздражалась на детей в школе и своих близких, не желала никому зла. Работы хватало и в школе, и дома. Держали с мужем корову, телёнка, поросят, работали на огороде. На всё хватало сил и энергии.
    Ещё прошлым летом она полола грядки на огороде, а сейчас с утра выходит кормить кур, пройдётся по сараю, выйдет на улицу, подышит свежим воздухом. Это придаёт бодрости и силы.
    Тамара Александровна говорит, что у неё нет никакой особой диеты, питается вместе с сыном и снохой тем, что они приготовят. Утром каша на молоке и чай, в обед обязательно суп с мясом, вечером рыба жареная или сардельки с картошкой.
    − Картошку люблю с детства, − говорит она. – Мы на ней выросли. В войну и послевоенное время картошка в мундире была просто деликатесом, а если ещё с килькой, − так это вообще праздник.
    Она всегда любила книги. В настоящее время читает роман Стендаля «Пармская обитель», любит телесериал «Тайны следствия».
    Тамара Александровна сохранила не только хорошую память, но и интерес к жизни. Гордится успехами своих внуков и правнуков, которым передаёт свой житейский опыт и мудрость, интересуется жизнью на селе и в районе. Это тоже один из секретов её долголетия.

    Римма Метёлкина

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить